Новости в мире туризма

10 июля Никитин в Бидаре »
10 июля Никитин »
10 июля Конти »
Все новости 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14




Активизация туризма в эпоху Античности ч.2

 

Пифей был уроженцем греческой колонии Массилия (Марсель). Ему удалось в 320 г. до н.э., выйдя из Кадиса, миновать Гибралтарский пролив и, обогнув Пиренейский полуостров, выйти в Бискайский залив. Далее он обследовал часть европейского побережья.

Затем его путь лежал на северо-запад, к берегам Британии. Он пересек Ла-Манш и достиг Ландс-Энда в Корнуолле, где были месторождения олова. Пифей обогнул весь Британский остров, причем очень правильно определил его пропорции, хотя и несколько преувеличил размеры. Жители северной части острова рассказа­ли, что на расстоянии шести дней пути по морю на север от них находится остров Туле, с жителями которого они иногда торгуют. Пифей не счел возможным отправиться к этому загадочному острову, под которым древние бритты подразумевали или жителей Исландии, или скандинавов. Но, с легкой руки Пифея, со временем понятие ultima tule стало означать «край света», превратив­шись в символ, означавший крайнюю точку известного мира. Пифей тем не менее не прекратил свое плавание. Он дошел до такой широты, где ночь не превышала двух часов. Никто до Пифея из ци­вилизованных народов древности не заходил так далеко на север.

В дальнейшем, путешественник повернул на восток и отпра­вился вдоль северо-восточного побережья материковой Европы «за реку Рейн в Скифию и до реки Таис». Скорее всего, именно эта часть описания путешествия Пифея вызвала недоверие мно­гих древнегреческих историков. Видимо, Пифей достиг устья Эль­бы, но вряд ли продвинулся дальше на восток. Он даже вряд ли дошел до острова Гельголанда, который был крупнейшим цент­ром торговли янтарем. Обратный путь Пифея (рис. 1.7) пролегал вдоль уже известных ему берегов Западной Европы и через Гибралтар в Средиземное море.

Известным путешественником эпохи эллинизма был Мегасфен, который на рубеже IV–III вв. до н.э. совершил ряд поездок из Пенджаба в Паталипутру на Ганге, где прожил около 10 лет. Его сведения по Индии использовали в своих произведениях Диодор, Страбон, Арриан.

Один из последователей Александра Македонского – Селевк I – отправил своего полководца Демодама в поход в район Средней Азии с разведывательными целями около 300 г. до н.э.

Любопытно свидетельство Страбона о мореплавателе Евдоксе Кизикском, который сумел обогнуть Ливию, как в то время на­зывали Африку, во II в. до н.э. Евдокс тем самым повторил путь древних финикийцев.

Свое первое морское путешествие по приказу фараона Птоле­мея III Эвергета (246–221 гг. до н.э.) Евдокс совершил в Индию. Клеопатра I, жена Птолемея V Эпифана (203–181 гг. до н.э.), повторно отправляет его в Индию за грузом благовоний и драго­ценных камней. Но на обратном пути его отнесло ветром к югу от Эфиопии. Далее он двигался к югу вдоль побережья Африки. Уже, видимо, обогнув материк, он наткнулся на обломок носа кораб­ля, на котором была изображена голова коня. Местные жители объяснили ему, что здесь потерпел крушение корабль, приплыв­ший с запада. Евдокс вернулся в Египет через Гибралтарский про­лив и вдоль побережья Северной Африки. В обломке корабельного носа купцы опознали часть корабля, некогда отправившегося из Кадиса. Небольшие суда не очень состоятельных финикийских купцов назывались там «конями», так как их носы всегда украшали изображением коня. На этом примере видно, что финикийцы торговали с населением Западной Африки, выходя через Гибралтарский пролив в воды Атлантического океана и продвигаясь вдоль африканского побережья далеко на юг.

 




 

 

Эпоха эллинизма внесла свой вклад в развитие путешествий. Продолжались военно-стратегические и научные экспедиции, совершенствовались старые и прокладывались новые торговые маршруты. Расширялись познания людей античности об ойкумене. Совершенствовались средства передвижения.

Если римлян часто называют учителями европейцев, то их учи­телями, в свою очередь, были этруски.

Расены – таково самоназвание этого народа – являли собой ярчайший пример народа-путешественника. Этруски прибыли на Апеннинский полуостров из-за моря в качестве иммигрантов, беженцев или пиратов. Поскольку их язык до сегодняшнего дня не разгадан и трудно их соотнести с известными народами, то учеными разделяется несколько версий относительно их проис­хождения.

Геродот считал, что этруски, или, как их называли греки, тиррены или тирсены – выходцы из государства Лидия, находивше­гося на территории Малой Азии.

Имя легендарного этрусского царевича Тирсена сохранилось в названии Тирренского моря. Римский историк Тацит поддерживал версию «отца истории». Из современных историков теорию о «за­морском» происхождении этрусков разделял и английский ученый А. Дж. Тойнби. (Но с древности существовала версия и об автохтон­ном происхождении этого народа, выдвинутая Дионисием Галикарнасским.)

Некоторые современные исследователи, например З. Майяни, пытаются доказать, что этруски были выходцами из Иллирии (об­ласть, расположенная к западу от Македонии). Они еще в XI в. до н.э. начали мигрировать из бассейна Дуная через Грецию. Одна из их «стоянок» была на острове Лемнос. Затем они пересекли Адриа­тическое море и осели в северо-западной части Апеннинского полуострова. Несколько столетий спустя другая группа того же этнического состава прибыла на Апеннины из Анатолии (Лидии). Перечень гипотез о происхождении этрусков можно продолжить, но можно констатировать, что практически все исследователи сходятся в том, что этруски (тиррены, расены) являются «при­шлым» народом, а не автохтонами. Мнения расходятся в отношении их прародины.

В VII–VI вв. до н.э. этрусская цивилизация достигла своего рас­цвета. К этому времени она сравнилась по своему влиянию на море с такими великими морскими державами, как эллинская и Карфаген, и даже была готова оспаривать у них власть над Запад­ным Средиземноморьем. В этрусские города в огромном количе­стве стекались богатства: золото, серебро, слоновая кость, драго­ценные камни и т.д. Считается, что виноград и оливы завезли в Италию этруски. Торговлей занимались не только этрусские куп­цы, но и пираты, которые также «прославили» этот народ.

Этруски были прекрасными мореходами. Им приписывают изо­бретение якоря и руля, а также специального скрытого тарана, прикрепляемого к носовой части корабля. Все их города так или иначе имели выход к морю. Если они не стояли на побережье, то специально строились каналы. Римляне «унаследовали» от этрусков не только своих первых царей, но и кормчих, и модели судов.

В основе цивилизации Древнего Рима лежит путешествие. Родо­начальником Рима считается один из главных защитников Трои во время Троянской войны – Эней. После поражения Эней вынужден был, спасая семью, бежать из захваченного ахейцами города. Этому путешествию Вергилий посвятил поэму «Энеида».

Путь небольшого флота Энея лежал через Эгейское море, затем, обогнув Пелопоннес, путешественники прибыли в Эпир, располо­женный на западном побережье Балкан, откуда проследовали на Сицилию. Внезапно налетевший шторм отбросил их корабли к се­верному побережью Африки, причем только вмешательство самого Нептуна спасло их от неминуемой гибели.

В Карфагене Эней был сражен любовными чарами и гостепри­имством вдовствующей царицы Дидоны. Но верховный бог рим­лян Юпитер послал к Энею Меркурия (в дальнейшем покровите­ля странников), чтобы напомнить о необходимости продолжить путешествие.

Эней возобновляет свое странствие. Троянцы прибывают на Апеннинский полуостров, где первоначально останавливаются у города Кумы, а затем, после того как пророчица Сивилла устроила Энею «экскурсию» в Царство мертвых, где призрак умершего отца поведал ему о будущем великом предназначении Рима, они продолжают свой путь, который завершается на берегах Тибра. А спустя пять веков там был заложен Рим.

Троянцам предстояли еще многие испытания. Местное населе­ние – латиняне – начинают против них войны. И только брак Энея с Лавинией, дочерью царя латинян прекратил этот крова­вый конфликт. Но, чтобы умилостивить местных богов, в частно­сти Юнону, они обязались перенять язык и традиции латинян.

Большую роль в редактировании и распространении мифа об Энее сыграл император Октавиан Август. Это позволило римским аристократам вести свою родословную от троянцев.

Видимо, говорить об индустрии туризма в широком смысле этого слова можно, начиная с эпохи Древнего Рима. Путешествия могли осуществляться благодаря наличию прекрасных дорог. Конечно, римляне развивали дорожную систему, исходя из военных потребностей. Войска за считанные дни могли быть переброшены из Центральных районов к границам империи. Но значимость этих дорог для развития не только Римской, но и в целом европейской цивилизации столь велика, что можно согласиться с византийским историком Прокопием Кесарийским, который назвал только первую дорогу, ведшую из Рима в Капую, так называемую Аппиеву Дорогу, одним из Чудес Света.

Римские дороги строились по всем правилам инженерного ис­кусства. Их строительство начиналось в 312 г. до н.э. с первой стратегической трассы – Аппиевой дороги, соединившей Рим и Капую. Ее строили свыше 100 лет. Для каждой дороги предвари­тельно составляли план, затем рыли траншею, которую запол­няли камнями. Для стока воды, чтобы она не застаивалась на самой дороге, вдоль дорожного полотна прорывали специаль­ные водосточные канавы. О мастерстве строителей говорит тот факт, что римские дороги практически во всех европейских стра­нах стали основой для автомобильных и железнодорожных путей. Римляне выбирали наиболее короткий и удобный путь между двумя исходными населенными пунктами и мало внимания об­ращали на рельеф местности. При прокладке дороги преодоле­вались любые препятствия. Примером мастерства римских дорожных строителей может служить туннель под горой между Путеолами и Неаполем (пещера Позилиппо). Их дороги, как пра­вило, были прямыми.

Ширина современной европейской железной дороги – 143 см. Именно такое расстояние между колесами считалось стандарт­ным у римских повозок. По этому стандарту и делались специ­альные колеи на дорогах в Древнем Риме. Во всех населенных пунктах вдоль дорог возводились тротуары. Для преодоления вод­ных преград строились мосты и виадуки. Эти сооружения кое-где не только сохранились до наших дней, но даже до сих пор ис­пользуются, как, например, мост через реку Алькантара в Ис­пании. Иногда строили аггеры: сооружали земляную насыпь, а сверху плотно укладывали камни. Ширина аггера – насыпной дороги, достигала 15 м.

На дорогах стали размещать мильные столбы, около которых ставили скамьи для отдыха. Протяженность римской мили равня­лась тысяче двойных шагов, откуда и название (миля значит на латыни «тысяча», она составляла 1480 м). Общая протяженность римских дорог – почти 100 000 км. Центром всех дорог, ведущих из Рима, и главным ориентиром служил поставленный в правле­ние Октавиана Августа золотой мильный камень. Он имел вид конуса, обитого позолоченной бронзой.

Существовали специальные карты дорог с обозначением по­чтовых станций, где можно было остановиться на ночлег. На кар­тах указывалось расстояние между станциями, так что можно было по времени рассчитать путешествие. На главных дорогах почтовые станции размещались друг от друга на расстоянии от 6 до 15 миль. Они были составной частью государственной почтовой службы. Существовала сеть государственных гостиниц, называемых мансионами. Они строились через каждые 15 миль. В некоторых из них могли разместиться одновременно несколько десятков человек, но они были малокомфортабельными. Характерной чертой каждой станции также была таверна, где путники могли поесть. Как правило, на вывеске таверны изображалось какое-либо животное: орел, петух, журавль, реже предметы. На одной гостинице в Лионе был рекламный щит со следующим содержанием: «Здесь Меркурий обещает выгоду, Аполлон – здоровье, Септимен – хороший прием, и со столом. Кто войдет сюда, будет чувствовать себя превосходно; чужестранец, осмотри хорошенько место, где ты хочешь поселить­ся».

Карты были настолько обыденным явлением, что их, как су­венирные картинки, изображали на различных предметах, напри­мер кубках. На одном из таких кубков изображен маршрут из Кадиса в Рим с обозначением всех постоялых дворов и расстояний между ними. Иногда географические карты выполнялись в виде стенной росписи во дворцах.

В Древнем Риме существовали уже и путеводители, в которых не просто указывался тот или иной маршрут, но и описывались достопримечательности, встречающиеся в пути, отмечались гостиницы и давались цены. Известен подобный путеводитель для паломников, совершавших путешествие из Бордо в Иерусалим, относящийся к IV в. н.э. Появляются в I в. до н.э. и туристические бюро, которые снабжали желающих путеводителями и справоч­никами.

Греческий писатель Павсаний дал описание своих путешествий в форме подробного путеводителя по Греции, названного им «Опи­сание Эллады». Этот труд увидел свет в 180 г. н.э. В нем были обоб­щены все историко-культурные и географические сведения об Элладе древних авторов. Дошло до нас и сочинение автора эпохи эллинизма Аристарха Самосского, впервые описавшего Семь Чу­дес Света, которое можно вполне рассматривать как древнейший «путеводитель» эпохи античности.

Во многих городах были объединения содержателей различных экипажей. Известно, что поездки экипажей по городам, в частно­сти по Риму, строго регламентировались правилами дорожного движения. Поэтому можно говорить, что в основном в экипажах ездили туристы, совершавшие дальние поездки. В городах, как правило, использовались двухколесные повозки – карпенты, и более легкие – цизии. В более крупных, четырехколесных – редах – могла разместиться целая семья. А в таких больших, как каррука, можно было даже спать.

Подобные частные службы располагались, как правило, около городских ворот. Была и целая сеть станций, где меняли лошадей, а путники могли отдохнуть. Правда, частные гостиницы, так же как  и государственные – мансионы, мало заботились об удобствах путников. Подушки и матрасы без постельного белья, набитые вместо перьев и пуха сеном и тростником, кишели насекомыми. Часто содержатели гостиниц недодавали овес лошадям, а в тавернах силь­но разбавляли вино. Но в подобного рода гостиницах и останавли­вались люди невысокого социального положения. Для самой не­взыскательной публики существовали гостиницы под названием стабулярии, соответствующие, видимо, классу 2 звезды. О плохом состоянии гостиниц говорит и тот факт, что все состоятельные люди возили с собой переносные палатки, или шатры.

Государственные чиновники пользовались услугами импера­торской почты. Конечно, чиновники ездили быстрее обычных путешественников. Известно, что добраться от Рима до Роны мож­но было всего за 8 дней, преодолевая в день до 150 км. Частному путешественнику приходилось менять лошадей на каждой стан­ции. В день они проезжали в среднем по 50–60 км.

Путешествовали и пешком, и, если кто очень торопился, вер­хом, а большинство в зависимости от дальности поездки и тол­щины своего кошелька – в повозках.

Индустрия туризма начинает поставлять на рынок такие вещи, как специальные маски, чтобы защитить кожу лица от ветра и сол­нца; книги маленького формата, предназначенные именно для до­рожного чтения. В каретах иногда делались даже своеобразные поворачивающиеся сиденья, чтобы можно было постоянно уклоняться от прямых солнечных лучей и находиться в тени. В экипажах знати и императоров были специальные полки, к которым прикрепляли настольные игры, а некоторые из экипажей были настолько удоб­ны, что в них можно было даже писать. Секретарь Плиния в дороге всегда писал в перчатках, чтобы предохранить кожу рук.

Морские путешествия осуществлялись с весны до середины осе­ни. Зимой мог пуститься в путь человек, у которого были дела чрезвычайной важности. Плавания были в основном неспешны­ми. От Меотийского болота, как во времена античности называли Азовское море, до Александрии Египетской доходили за две недели. Римляне знали и использовали пассатные ветры. Так, при хорошем попутном ветре корабль мог плыть со скоростью 4 узла, т. е. почти 11 км/ч.

Можно говорить и о значительном развитии образовательного туризма в Древнем Риме. Считалось признаком хорошего тона послать сыновей повышать образование в Афины или на остров Родос. Тем самым римляне признавали превосходство греческого образования.

Медициной у римлян довольно долгое время занимались, в основном, греки. Им стали составлять конкуренцию египетские врачи начиная со времен Цезаря. Большими познаниями в меди­цине обладали, вне всякого сомнения, жрецы Асклепия (Эскулапа). Так же как и в Греции, в храмы Эскулапа стекалось большое количество страждущих. Храмы всегда располагались в местах с прекрасным микроклиматом, при них, как правило, существовали и купальни с целебной водой. Но по традиции, которую римляне переняли у греков, лечение производилось сообразно с истолкованием жрецами сновидений, которые снились больным в храме. Очевидно, что психотерапия занимала там одно из веду­щих мест.

Римляне еще больше, чем греки, ценили целебные минераль­ные источники. Самым фешенебельным курортом уже в конце республиканского периода (к I в. до н.э.) стали байские источни­ки. Плиний сообщал, что в этой воде содержались сера, натрий, селитра и многое другое. Серная вода этих источников была мут­но-белого цвета. Большой популярностью у римлян пользовались и естественные паровые серные бани, которые устраивали прямо в пещерах. Окрестности этих курортов были очень живописны. Здесь стали возводить свои летние резиденции римские богачи.

Кроме Байи, курорты существовали в других местах Кампа­нии, а также в Этрурии, в Габиях недалеко от Рима и т.д. Жители империи ездили отдохнуть и подлечиться за ее пределы. К объектам зарубежного туризма можно отнести знаменитые и до сегод­няшнего дня курорты на Рейне – Висбаден и Баден-Баден, в Африке у подножия горы Атланта, в Трансильвании и т.д.

История становления и распространения христианства непо­средственно связана со странствием как самого Иисуса, так и его апостолов.

Самым выдающимся проповедником новой религии был апо­стол Павел. Он принял новую веру после того, как во время путе­шествия в Дамаск ему было видение, в котором с ним говорил Иисус. Павел очень много путешествовал во время своей миссио­нерской деятельности. Он побывал в Малой Азии, Греции, Си­рии, Палестине. Павел возвратился в Иерусалим после трех продолжительных путешествий в восточную часть Римской империи, где его ждал арест и отправка в Рим. Это было последнее путеше­ствие апостола: в 64 г. н.э. Павла казнили в предместьях Рима за его активную миссионерскую деятельность и развитие христиан­ской теологии. Христианское вероучение в Римской империи под­вергалось гонениям до IV в. н.э.

Огромное значение для развития торговли имело путешествие купца Гиппала в 14–37 гг. н.э. Он отправился из Восточной Аф­рики и достиг дельты Инда. Пособием для купцов можно назвать его перипл «Плавание вокруг Эритрейского моря».

«Описание путешествия по Понту Евксинскому» (Черному морю) принадлежит перу греческого историка Арриана, жившего во II в. н.э. В своем труде Арриан пытался дать характеристику странам и народам, живущим по берегам этого моря. Поистине энциклопедическими трудами были «Всемирная история» Полибия и «География» Клавдия Птолемея.

Путешественниками были в Древнем Риме апостолы и импе­раторы (Траян, Адриан, Марк Аврелий), полководцы и ученые. Страбона, например, можно назвать первым специалистом-страноведом. Военные походы римлян, такие как Цезаря в Галлию, Клавдия в Британию, Сципиона в Африку, привели к расшире­нию достоверных географических знаний. Римляне строили доро­ги, закладывали крепости, некоторым из которых со временем предстояло стать столицами европейских государств: Сингидункум (Белград); Аквинкум (Буда, впоследствии слилась с левобе­режным Пештом); Виндобона (Вена).

Появилась даже философия туризма. Луций Анней Сенека в «Письмах к Луцилию» обосновывает идею о том, что для туризма необходимо «выбирать места здоровые не только для тела, но и для нравов». Потому что, считает Сенека, «и местность, без со­мнения, не лишена способности развращать». В качестве притонов всех пороков им приводятся такие известные курорты, как Каноп и Байи.

Но в то же время философ утверждает, что «менять надо не небо, а душу», потому что «за тобою везде, куда бы ты ни при­ехал, последуют твои пороки». В подтверждение этого тезиса Сенека приводит высказывание Сократа: «Странно ли, что тебе нет никакой пользы от странствий, если ты повсюду таскаешь са­мого себя?». Путешествовать, чтобы получить максимум пользы и удовольствия, надо с чистой душой – считали античные ученые.






 
2007 — 2016 Туризм