Новости в мире туризма

10 июля Никитин в Бидаре »
10 июля Никитин »
10 июля Конти »
Все новости 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14




Морские путешествия эпохи Средневековья

 

 

Одними из основоположников морских экспедиций в эпоху Средневековья были ирландские монахи. Руководствуясь тем, что христианская вера является путем к спасению, они встали на путь миссионерства.

Признанным мореходом VI в. считается по традиции св. Брендан — покровитель Ирландии. О его странствиях сложены саги, которые были необыкновенно популярны в средние века. Согласно легендам св. Брендану было видение в виде голубя, указавшего путь к неизвестному острову, после чего святой дал обет обратить в хри­стианство язычников неизвестных земель.

Св. Брендан совершил два плавания. Первый раз он отправился в открытое море на плоту... из надутых шкур, но Бог покрови­тельствовал ему, и плавание закончилось благополучно. Во вто­рое путешествие св. Брендан отправляется уже на лодке. Во время странствий по океану Брендан сталкивается со множеством чудес. Так, в канун праздника Пасхи Брендан со своими спутниками высаживается на остров. После прочтения благодарственных молитв путники разводят костер, чтобы согреться и приготовить еду. Но вдруг остров приходит в движение: он оказывается огромным китом Яскониусом. Путешественников охватывает паника, они понимают, что если кит нырнет, то все погибнут. Но Брендан остается абсолютно спокойным, он вверяет всех в руки Бога и начинает служить мессу. И гигантское чудовище было укрощено «посредством молитвы», прочитанной Бренданом. Чудесным об­разом исчезли громадные волны, поднятые движением кита, и бурные водовороты, море успокоилось.

Дьявол, искушая Брендана, отправляется вместе с ним в пре­исподнюю, чтобы продемонстрировать ему муки ада. Один из монахов также выказывает большое желание побывать в «стране теней». Но для того, чтобы вернуть этого монаха обратно к жиз­ни, пришлось святому совершить чудо его воскрешения. Саги по­вествуют о том, что Брендан сумел обратить в христианство встре­ченного на одном из отдаленных островов великана-язычника. Кроме того, ему в пути встречались такие необычные явления, как ужасающая мышь, огромный кот и полупрозрачные острова. Но, преодолев все преграды, судно Брендана пристает к явлен­ному ему в видении острову. По всей вероятности, под этим ост­ровом духов-птиц ирландцы подразумевали Землю обетованную.

В настоящее время ирландскими учеными и любителями путе­шествий была сделана попытка реконструировать плавание св. Брен­дана. По старинным рисункам была построена лодка, подобная той, на которой плавал святой. На ней и состоялось путешествие от берегов Ирландии до побережья Америки. И некоторые из «чу­дес» нашли свое естественное объяснение. Айсберги и их полу­прозрачные осколки вполне могли восприниматься членами экс­педиции Брендана как «полупрозрачные острова». Разумеется, во времена Брендана было больше китов, так как эра китобойного промысла, которая поставила некоторые из видов этих животных на грань вымирания, еще не началась. Можно смело предполо­жить, что никто из спутников св. Брендана раньше не видел вблизи этих гигантов, поэтому и возникло сравнение кита с островом. Шумные «птичьи базары», где гнездятся сотни тысяч птиц, ста­ли, по всей вероятности, прообразом острова духов-птиц.

Плавание св. Брендана было одним из первых, которое указало путь европейцам на запад через океан. Спустя несколько веков по этим морским дорогам отправятся ладьи викингов.

Огромную роль в развитии западноевропейской средневеко­вой цивилизации сыграли путешествия жителей Скандинавского и Ютландского полуостровов. Во Франции их называли норман­нами (северные люди), в Англии — датчанами (независимо от того, были ли они из Дании или Норвегии), в Ирландии — финн-галлами (светлые чужеземцы — норвежцы) и дубгаллами (тем­ные чужеземцы — датчане), в Византии — варангами, на Руси — варягами, а арабы — мадхусами (языческие чудовища).

Субцивилизация викингов существовала с середины VIII до начала XII в.

Норманны были искусными мореходами. Само слово «викинг» переводится с древненорвежского как «залив» или «бухта», таким образом, викинги — это те люди, которые держали свои корабли в бухтах. Скандинавское выражение «податься в викинги» означало путешествие в поисках богатства и славы.

У норманнов были прекрасные суда типа река-море. Конечно, ладьи были различного размера. Но они не превышали в длину 30 м, а в ширину 4,5 м. На кораблях было от 30 до 70 гребцов. Ладьи имели палубу и руль. На подобных кораблях викинги совершали многодневные плавания в океане, и в то же время могли заходить в мелководные реки, так как осадка ладей была небольшая. Нави­гационных приборов викинги не знали. В открытом море они ори­ентировались по звездам и Солнцу. Определить свое местополо­жение им помогала также глубина и температура воды в океане. Кроме того, они изучили поведение рыб, морских животных и птиц, что также не давало им заблудиться. Известно, что когда викинги плыли к Гренландии, они ориентировались в пути по движению косяков рыбы — трески и сельди. Много практических знаний содержится в скандинавских сказаниях — сагах.

Норманнов привлекали богатые торговые города Европы. В то время у европейцев не было регулярных армий, поэтому они оказались практически бессильными перед опустошительными набегами викингов. От нападений викингов страдали не только прибрежные города, но и такие, которые находились далеко от моря: Париж, Тулуза, Севилья. Откупиться от норманнов было невозможно: они с удовольствием брали выкуп, но вскоре воз­вращались и требовали увеличить его. Викинги представляли со­бой истинное бедствие для Европы. В церквах даже появилась специальная молитва: «Боже, спаси нас от норманнов...». Но и она не помогала. В 843 г. в праздник св. Иоанна в Нантском собо­ре прямо во время службы викингами были убиты епископ, ду­ховенство и даже часть горожан. В 858 г. норманны на Пасху(!) вторглись в собор Сен-Жермен-де-Пре, надругавшись над свя­тынями.

Но нельзя преувеличивать норманнскую опасность. Разоритель­ные грабежи викингов служили иногда поводом для монастырей, которые чаще всего и подвергались им, в просьбах о дополнитель­ных привилегиях или земельных пожалованиях. В Пикардии, сла­вившейся образцовыми монастырями, в хрониках за 835—935 гг. из 55 известных документов только два констатируют ущерб от нор­маннов. В целом хроникальные упоминания о норманнах сухи, кратки и немногочисленны.

Викинги атаковали даже некоторые населенные пункты и на побережье Северной Африки. В 911 г. вождю викингов Роллону были отведены франкским королем Карлом Простоватым земли  поселения в окрестностях города Руана. Эта территория и до сегодняшнего дня носит название Нормандия. Экспансионизм викингов переживал бум в IX —XI вв. К 869 г. датский флот завоевывает значительную часть Англии. И хотя английский король Альфред Великий сумел остановить натиск норманнов и потес­нить их, но на территории Британского острова была узаконена довольно обширная «область датского права», где датчане могли жить по своим законам и обычаям. Английский престол неодно­кратно принадлежал датским королям: Свену Вилобородому, Кну-ду Великому, а впоследствии королем Англии становится герцог Нормандии Вильгельм, вошедший в историю Англии как Виль­гельм Завоеватель.

Викинги создают два государства на юге Европы: герцогство Апулию на юге Италии, а также королевство Сицилию. А динас­тия Рюриковичей, чьим основателем был варяг Рюрик, просуществовала на Руси с 862 по 1598 г.

Феномен викингов базировался на пассионарном всплеске этого народа. Тяга к расширению жизненного ареала не могла основы­ваться только на росте населения. Викингам принадлежат две бес­спорные заслуги общецивилизационного значения. Первая заслу­га в том, что они сумели вывести европейскую торговлю из тупика, что было вызвано арабскими завоеваниями и захватом арабами основных межконтинентальных торговых путей. Норманны не были обычными разбойниками, они представляли собой прообраз бур­жуазии индустриального общества. Им необходимо было расши­рять свои рынки. Поэтому они прилагают максимум усилий, что­бы периферийные торговые пути, используемые восточными славянами и соединявшие посредством рек Балтийское море с Черным и Каспийским, стали столбовыми дорогами торговли Европы и Азии. Но тактико-стратегическая линия норманнов на востоке была совершенно иной, чем на западе.

Завоевать территории, на которых жили восточные славяне, было невозможно, исходя из их размеров и отсутствия дорог. Кроме того, викинги были бы истреблены славянами партизанскими методами, даже если бы и разбили их объединенные силы в гене­ральном сражении. «Натиск на восток» викинги блестяще осуще­ствили, «экспортировав» на Русь одного из своих конунгов (князей) — Рюрика, который сумел не нарушить классо- и политогенез славян, возглавив зарождавшееся государство.

Киевская Русь стала основным транспортным торговым узлом Посредством путей «из варяг в греки» и «из варяг в персы» ожи­вилась торговля с Византией, известно, что викинги торговали даже в Багдаде. Торговля с Константинополем, который викинги называли Миклагардом — «Великим городом», носила с конца IX в. регулярный, а не эпизодический характер. Об этом свидетельствует и подробное описание пути «из варяг в греки», которому посвящена глава «О росах, отправляющихся с моноксилами из России в Константинополь» трактата византийского императора Константина VII «Об управлении империей». Это описание, представляющее собой достаточно обстоятельный перипл, отличается от обычных периплов. В нем не указывается, например, расстояние между пунктами, изложение дано не схематично. Встре­чаются развернутые описания местности. Что было особенно по­лезно для путешественников — это характеристика движения че­рез днепровские пороги. Путешествие по Днепру излагается осо­бенно подробно, а вот путь от Дуная до Месемврии, который был прекрасно знаком ромеям (жителям Византии), представля­ет собой лишь сухой перечень географических названий. Таким образом, в значительной степени благодаря походам викингов в конце I тыс. было создано единое европейское экономическое пространство.

Вторым достижением викингов были их географические от­крытия.

С конца VIII в. норвежские флотилии, которые насчитывали до нескольких десятков кораблей, устремились через Северное море на запад. Через хорошо известные им еще с глубокой древности Шетлендские острова, которых можно достичь при попутном ветре и хорошей погоде всего за сутки, они двинулись к Оркнейским, Фарерским и Гебридским островам. Эти острова были превраще­ны викингами в плацдармы для их дальнейшей колонизации. От­крыв Ирландию, они начинают создавать там свои укрепления, названные лонгфортами, некоторые из них дали начало таким городам, как Дублин, Уэксфорд, Корк и др. Лонгфорты, превра­щая в крупные торговые центры, приносили Ирландии богатство и процветание. Ирландцы, испытывая гнет викингов, неоднократно нападали на них (наиболее крупные битвы были в 960 и 1011 гг.), но никогда не уничтожали лонгфорты и не выгоняли викингов со своей территории, понимая, что их торговля является основой экономики Ирландии.

Шетлендские и Фарерские острова становятся вскоре перева­лочными пунктами в поисках новых земель, пригодных для жиз­ни на западе.

Согласно легенде, Исландия была открыта в 860 г. Норвежцем Наддодом, чей корабль сбился с курса и пристал к незнакомым берегам. Вскоре здесь появляются переселенцы из Скандинавии, которые посчитали, что климат южных районов Исландии очень схож с климатом их родины, что позволило им заниматься хорошо известными видами хозяйственной деятельности. Колонисты не теряли связи со Скандинавией и торговали также и с другими народами континентальной Европы и населением Британских островов.

В 900 г. шторм стал причиной открытия Гренландии. Корабль, возглавляемый Гуннбьёрном и направляющийся из Норвегии в Исландию, был отброшен к незнакомым берегам. Но исследовал Гренландию и основал там колонии на южном и юго-западном побережье знаменитый авантюрист Эрик Рыжий. Согласно саге, он был вынужден эмигрировать в Исландию из родных мест «из-за убийств, совершенных им в распре». Но и в Ирландии, на местном тинге (народном собрании) он был объявлен вне закона. Он был вынужден снарядить корабль для дальнего морского пла­вания, и, подаваясь в очередной раз «в бега», объявил провожав­шим его, что «хочет искать ту страну, которую видел Гуннбьёрн». Эрик Рыжий нашел эту страну. В течение трех лет он исследовал ее побережья.

Для того чтобы привлечь переселенцев, он даже назвал эти не очень приветливые земли Зеленой Землей (Гренландией). В 985 г. первая партия переселенцев на 25 кораблях отправилась из Ис­ландии на новые земли. Но лишь 14 кораблей сумели добраться до Гренландии, остальные или затонули во время шторма, или по­вернули обратно в Исландию.

Переселенцы занимались в Гренландии земледелием и ското­водством. Известно, что там даже разводили крупный рогатый скот. Надо отметить, что климат в то время был в том регионе несколько мягче, чем в наши дни. Но основными занятиями ко­лонистов был морской промысел на китообразных, а также на пушных зверей. Экспортировали они в Европу и охотничьих птиц — соколов, а оттуда получали продовольствие, которого все же не хватало, металл и древесину.

Потомки викингов были вытеснены из Гренландии спустя по­чти 400 лет коренными жителями этого острова — эскимосами. Это произошло вследствие того, что климат стал более холод­ным, и эскимосы стали мигрировать в южные районы, занятые переселенцами. Начались вооруженные столкновения. Эскимосы были многочисленнее и постепенно отвоевывали все новые и новые земли. Колонисты из-за нехватки продовольствия стали болеть цингой и рахитом. Почти все, кто мог, стали возвращаться в Исландию.

В 1000 г. сын Эрика Рыжего Лейф Эйриксон открыл Америку. На этот раз открытие новых земель не было случайным. Еще в 985 г. один из кораблей, руководимый Бьярни, плывший из Исландии в Гренландию был отнесен далеко на запад, но моряки сумели все же приплыть обратно в Гренландию, где рассказали о новой чудесной земле, покрытой густыми лесами.

Экспедиция Лейфа Эйриксона достигла берегов Америки. Лейф отправился всего на одном корабле с командой из 35 человек, «среди них был один южанин, звали его Тюркир». Они делали остановки на Баффиновой земле, которую назвали Хеллуланд — «Земля Каменных плит», на полуострове Лабрадор, которому дали имя Маркланд — «Лесная страна», и, наконец, в районе острова Ньюфаундленд или Новой Англии, что получило название Винланд — «Земля винограда». Здесь Тюркир нашел виноградную лозу, так как он ведь «родился там, где вдоволь и виноградной лозы, и винограда».

В Винланде норвежцы зазимовали. Вскоре после возвращения в Гренландию было решено колонизировать и эти земли. Группа переселенцев, возглавляемая братом Лейфа Эйриксона, прибыла в Винланд и даже поселилась в тех домах, которые викинги себе построили для зимовки.

Но дружественные отношения с аборигенами у переселенцев не сложились. Это даже следует из того, что викинги назвали их «скраелингами» — негодяями. Викинги бежали. И хотя были пред­приняты еще пять экспедиций в Винланд, большинство из кото­рых было под руководством членов семьи Лейфа Эйриксона, но они также окончились неудачей из-за столкновений с индейцами. Память о великих морских походах норманнов сохранилась в «Саге о гренландцах», «Саге об Эрике Рыжем», «Саге о Гисли» и др. (рис. 2.3).

И хотя открытие Винланда викингами со временем было за­быто, но открытие и колонизация Гренландии, Исландии, осво­ение Северной Атлантики благодаря неуемной жажде путешествий норманнов вовлекли эти территории в общеевропейское эконо­мическое и культурное пространство.

Торгово-транзитное господство викингов постепенно сменя­ется доминированием в европейских северных морях объедине­нием купцов, которое получило имя Ганза.

Ганза (союз) возникает в Германии в XII в. В этот период связь городов с центральной властью ослабела. Императорская власть оказалась не в состоянии оградить города от произвола князей, обеспечить безопасность сухопутных и морских торговых путей, а также защитить немецких купцов за границей. Поэтому городам ничего не оставалось, как самостоятельно отстаивать свои инте­ресы, сплотившись. Постепенно Ганза превратилась в огромного международного торгового «монстра», охватывавшего к началу XV в. около 160 городов Северной и отчасти Центральной Германии, а также ряд западнославянских городов. Ганзейские купцы, подоб­но итальянским купцам Генуи, Венеции, монополизировавшим морскую торговлю в Южной Европе, стали доминировать на мор­ских путях европейского Севера.

Немецкое купечество, проникнув в сферу балтийской торгов­ли (Dominium maris Baltici), превратилось в посредника между За­падом и Русью. Причем проникновение в русские земли носило не только торговый, но и военно-колонизационный характер. Если Первоначально колонизация представляла собой феодально-дворянские вторжения, то со второй половины XII в. она все больше стала приобретать черты переселенческого движения, в котором принимали участие крестьянские массы, ремесленники и купцы из различных областей Германии. Переселенцами возводились новые города, как правило, на месте бывших славянских поселений которые и получили названия «вендские» города, т.е. города, расположенные на земле венедов, как немцы называли сла­вян. Это такие города, как Росток, Любек, Висмар и др.

 

 

Морские торговые пути любекского купечества первоначально были устремлены к шведскому острову Готланду, на котором, из-за его географического расположения «в центре моря» была сосре­доточена балтийская торговля. Связи с этим торговым центром стали регулярными после подписания в 1163 г. двустороннего соглаше­ния о беспошлинной торговле. Столица острова — Висбю — вскоре была превращена немецкими купцами в торговый и колонизаци­онный плацдарм для освоения как акватории Балтики и Северно­го моря, так и близлежащих территорий. Именно в это время и создается Товарищество посещающих Готланд купцов Римской империи — Ганза.

После того как Готланд был заполонен немцами (и не только купцами), их интересы стали обращаться в сторону Новгорода. Ив 1184 г. в Новгороде возникает их фактория, которая стала называться Немецкий двор или Двор св. Петра.

Торговля в то время носила сезонный характер. Немецкие куп­цы приплывали в Новгород дважды в году. С осени до весны тор­говали «зимние гости», а во время навигации — «летние гости». Надо отметить, что это были исключительно морские купцы. Су­хопутная торговля стала развиваться только с XIII в., и приез­жавшие через Псков немецкие торговцы назывались сухопутными гостями.

К началу XIII в. ганзейские купцы стали проникать в земли ливов и пруссов, торгуя с ними с середины XII в. Без флота Ганзы и их финансовой поддержки крестоносцы не смогли бы завоевать эти территории. После захвата сюда хлынули толпы крестьян из Вестфалии. Рига, основанная крестоносцами в 1201 г., превра­щается ганзейцами в форпост на Балтике. Вскоре были заложены и другие города: Кенигсберг, Мемель, также ставшие крупными торговыми центрами Ганзы.

Чтобы ограничить волны немецких мигрантов, которые заполонили уже часть северо-восточной Европы, шведское правительство разрешало селиться в границах своего государства только при условии принятия шведского подданства. Но это, по всей вероят­ен, не служило серьезным препятствием для переселения немцев. В середине XIV в. король Магнус Эрикссон в «Законе городов» обязывает формировать городские магистраты не менее, чем на половину из шведов.

В Норвегии вендские купцы обосновались с конца XIII в. Очень скоро ганзейцы полностью вытесняют с норвежского рынка анг­личан, голландцев и фламандцев. Норвегия стала использоваться как плацдарм для плаваний в Англию.

А датчане сумели оказать действенное сопротивление ганзейцам. Они отстояли и свое полное право на владение «балтийски­ми воротами» — проливом Зунд, а также богатейшими сельдяны­ми ловами у полуострова Сконе. Вендские купцы смогли лишь поддерживать партнерские отношения с датчанами.

Проникнув на английский рынок в самом начале XIII в. и стол­кнувшись с конкурентами из Кельна, Саксонии и других немец­ких земель, ганзейцы принимают вызов и вскоре добиваются у английского правительства привилегий для себя. Во многих анг­лийских городах появились их фактории: в Бостоне, Ньюкасле, Инне и др.

К концу XIII в. Ганза охватила своей посреднической торгов­лей весь Балтийско-Североморский регион: от Новгорода до Лондона и от Бергена до Брюгге. Ганзейское купечество следовало по морским путям, которые были освоены еще в VIII — IX вв. ви­кингами, а также славянскими и фризскими купцами. Не после­днюю роль в столь успешном овладении морской торговлей играло то обстоятельство, что вендские купцы ввели в обиход коггу — наиболее вместительное и устойчивое по тем временам морское судно. Она могла вместить, «кроме экипажа, 100 вооруженных воинов, 20 лошадей и одно стенобитное орудие, т.е. по грузо­подъемности в два-три раза превосходила показатели всех совре­менных ей судов и как нельзя лучше соответствовала нуждам оп­товой торговли на дальние расстояния».

Магистральным направлением ганзейской торговли был путь, соединявший Новгород с Западной Европой. Главным перевалоч­ным пунктом был Любек. Сюда прибывали товары, предназначен­ные для Запада: меха, воск, жир, кожи, лен, которые доставлялись из Новгорода; из Пруссии везли янтарь и зерно; из Швеции — железо и медь, грубое сукно, масло, лес; из Норвегии и Дании поступала рыба; из Поэльбья — лен и зерно. В обратном направле­нии следовала продукция металлообрабатывающего производства, всевозможные сукна, французские, испанские и рейнские вина, пряности и другие товары. Но ганзейцы не просто осуществляли посреднический товарообмен между двумя экономическими зо­нами, они сумели поставить их в зависимость от себя.

Пережив период расцвета, Ганза с начала XV в. постепенно стала приходить к упадку. Хотя на протяжении XV в. и продол­жался рост ее товарооборотов, но уже не столь стремительно как раньше. На морскую арену выходят нидерландские и английские купцы. Усилилось пиратство, делающее часто торговлю не рентабельной. Свой вклад в уничтожение ганзейского союза внесла и Дания. Датский король Эрик в начале XV в. стал после­довательно уничтожать привилегии вендских купцов в Дании, одновременно оказывая покровительство голландским и отечественным купцам. Датчане даже установили прямой торговый контакт с Новгородом. С конца XIV в. начинаются «торговые» войны на Балтике. Стала усиливаться и внутриганзейская конф­ронтация, которую активно поддерживала и разжигала Англия, формально Ганза просуществовала до 1669 г., когда состоялся последний ганзейский съезд.

Ганзейское купечество, державшееся на феодальной системе привилегий, не смогло кардинально перестроить свою деятель­ность и приспособиться к новым веяниям времени эпохи начав­шейся модернизации. Кроме того, Великие географические от­крытия переместили пути международной морской торговли в Атлантический океан. Совокупность этих причин и привела к упад­ку Ганзы.

Ганзейский союз сыграл позитивную роль, приняв эстафету от викингов. Вендские купцы сумели создать единое экономичес­кое пространство, объединив все прибрежные государства Северной и Северо-Восточной Европы. Ими были воссозданы и ос­воены морские пути в Балтийском и Северном морях, основаны десятки прибрежных городов. Торговые морские путешествия ста­ли естественной частью жизни для народов, населявших эти тер­ритории в Средневековье.






 
2007 — 2016 Туризм