Новости в мире туризма

10 июля Никитин в Бидаре »
10 июля Никитин »
10 июля Конти »
Все новости 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14




Торговые пути и «путешествия за знаниями» ч.2

Из Киликии (Малой Армении) они через Анатолию прибывают к подножию горы Арарат. Через Мосул, Тебриз купцы проби­раются к торговым городам Ирана, а потом выходят к Ормузу, откуда хотели морским путем добраться до Китая. Но, передумав, они решили через Памир сухопутным путем достичь границ Под­небесной империи. После долгих приключений они добрались до столицы хана Хубилая. Хубилай решил испытать Марко Поло в качестве посла и отправил в отдаленный город Каражан. Резуль­таты посольства были, по всей вероятности, столь блистательны, что Хубилай целых семнадцать лет удерживал венецианца у себя на службе. Возвращались они на родину морем: вокруг Южной Азии и через Иран. Но даже на обратном пути они выполняли государственное задание хана: сопровождали двух царственных особ, которых выдавали замуж за монгольского правителя Ирана (ильхана) и его наследника.

 

Из Мадраса Одорико отплыл на Большие Зондские острова, первым из европейцев он, по всей вероятности, видел Суматру, Яву, Борнео (Калимантан). Из Борнео Одорико прибыл в китайский порт Макао. В Китае его поражают размеры городов, он посетил Кантон, Нанкин, из которого по Великому каналу он переправляется до Хуанхэ. В Пекине, который был конечным пунк­том его путешествия, он прожил три года. Путешественник неод­нократно бывал в императорском дворце, поэтому смог описать различные придворные церемонии и порядки. У Одорико есть много ценных сведений об административном устройстве государства поражает его, как Карпини и Рубрука, веротерпимость, царящая там. Ценные замечания можно почерпнуть из его записок о тор­говле, быте и нравах китайцев.

Путешественник возвратился через Тибет, где он побывал в столице горного государства Лхасе (Гота). Вероятно, его дальней­шее странствие проходило через Афганистан, Северный Иран, Кавказ, а оттуда уже морским путем в Венецию. В общей сложно­сти его путешествия продолжались более четырнадцати лет. За свою миссионерскую деятельность он был канонизирован католичес­кой церковью.

Крупным торговым путешествием было странствие Марко Поло (рис. 2.2). В 1271–1295 гг. он вместе с отцом и дядей отправляется в путешествие на Восток. Перед отъездом они получили благословение папы Григория X, который предложил им в спутники, а также для разведывательных и миссионерских целей двух монахов. Но, добравшись до Акры, где была крайне неспокойная политическая ситуация, монахи решили не искушать судьбу. Они передали папские подарки и письма семье Поло, а сами отправились обратный путь. Братья Поло совершали повторное путешествие, незадолго до этого они вернулись из пятнадцатилетнего стран­ствия в Китай. Теперь они продвигались уже знакомой дорогой.

 Карта путешествий Марко Поло

Из Киликии (Малой Армении) они через Анатолию прибывают к подножию горы Арарат. Через Мосул, Тебриз купцы проби­раются к торговым городам Ирана, а потом выходят к Ормузу, откуда хотели морским путем добраться до Китая. Но, передумав, они решили через Памир сухопутным путем достичь границ Под­небесной империи. После долгих приключений они добрались до столицы хана Хубилая. Хубилай решил испытать Марко Поло в качестве посла и отправил в отдаленный город Каражан. Резуль­таты посольства были, по всей вероятности, столь блистательны, что Хубилай целых семнадцать лет удерживал венецианца у себя на службе. Возвращались они на родину морем: вокруг Южной Азии и через Иран. Но даже на обратном пути они выполняли государственное задание хана: сопровождали двух царственных особ, которых выдавали замуж за монгольского правителя Ирана (ильхана) и его наследника.

Флотилия, выйдя из Южно-Китайского моря, заходила на Суматру, Яву, Цейлон. Оттуда они прошли вдоль западного бере­га Индии и южного побережья Ирана до Персидского залива. Доставив царевен в Иран, они только после этого смогли благопо­лучно вернуться домой.

 

Свои воспоминания, названные «Книгой», Марко Поло про­диктовал в генуэзской тюрьме, где ненадолго оказался после уча­стия в военных действиях против Генуэзской республики. Его «Книга» послужила ценным руководством для картографов XIV–XV вв. Организаторы португальских экспедиций в Вест-Индию пользо­вались картами, основанными на данных, изложенных Марко Поло. Она была настольной книгой многих мореплавателей и первооткрывателей, в том числе и Христофора Колумба. Нельзя забы­вать, что Марко Поло был купцом, поэтому его книга представ­ляет один из первых образчиков того, что можно было бы назвать пособием по экономической географии. Ничего удивительного, что многие аспекты жизни китайцев не вошли в круг интересов знаменитого венецианца, тем более что Марко Поло не знал китайского языка, да и не все, что видел, считал необходимым отражать в своем произведении. Но некоторая недоговоренность, неосвещенность таких вопросов, как, например, потребление и торговля чаем, одним из основных экспортных товаров Китая, привела к крайним суждениям части исследователей. Некоторые из них стали полагать, что Марко Поло никогда не был в Китае а его книга – плод фантазии.

Вряд ли купцу была под силу столь грандиозная мистифика­ция. Да и в чем была ее необходимость? Известно, что Марко Поло был мало образован, а для того, чтобы собрать и обобщить огромный фактологический материал, приводимый в его «Кни­ге», надо было проработать очень большое количество письмен­ных источников. Это было просто невозможно из-за образователь­ного ценза венецианца, из-за трудности в добывании подобных материалов, да и из-за дефицита времени – ведь нельзя забы­вать, что главным его занятием была торговля.

 

В Византии, так же как и в Западной Европе, составлялись итинерарии (путеводители). В Египте был обнаружен папирус, относящийся еще к первой половине VII в. – кануну арабского завоевания Египта, – который представляет собой путеводитель, содержащий 62 топонима и описывающий путь от Гелиополя в Египте до Константинополя. На использовании итинерариев по­строена и 42 глава трактата «Об управлении империей» Констан­тина VII, предлагающая землеописание от Фессалоники до Авасгии. Причем, как и предполагает классический итинерарии, с указанием всех расстояний и топографических названий. Основные же итинерарии в Византии составлялись паломниками и для паломников.

К наиболее выдающимся путешественникам Востока необхо­димо отнести и Абу Абдаллаха Мухаммеда ибн-Баттуту, жившего в XIV в. Получив в юности неплохое образование, он даже во время своих первых путешествий часто исполнял обязанности кади (судьи). Как правоверный мусульманин он совершил свое первое путешествие в Мекку. В дальнейшем Ибн-Баттута никогда не упус­кал случая ознакомиться с любыми мусульманскими святынями в своих странствиях.

Паломничество в Мекку сочеталось у Ибн-Баттуты с торговы­ми операциями. Путь его пролегал из Танжера, расположенного на африканском берегу Гибралтарского пролива, через всю Се­верную Африку. Это дало возможность паломнику ознакомиться с жизнью мусульман во многих государствах. Ему не удалось пере­правиться на Аравийский полуостров через Красное море из Егип­та по причине вооруженного конфликта между египтянами и бедуинами. Но, пристав к каравану паломников, он из Каира отправился в Мекку сухопутным путем через Палестину и Си­рию. В Дамаске на него огромное впечатление произвела мечеть Омейядов, которую арабы называли «четвертым чудом света».

Ибн-Баттута посетил не только Мекку, исполнив все необхо­димые ритуалы, но побывал также и на могиле Мухаммада, расположенной в Медине. После этого он направился в Междуречье, а оттуда еще дальше на Восток – в Иран. Из Ирана он морским путем переправился в Аравию, побывал в Восточной Африке. Собственно, он проделал путь, по которому в течение столетий до этого следовали арабские торговые суда. Спустя некоторое время он снова посетил Мекку. Потом он путешествовал по Красному морю посетив все сколько-нибудь значимые порты этого моря. Неутомимый путешественник из Адена – «первого рынка Аравии» – вновь отправляется в плавание вдоль восточного побережья Африки, дойдя до Мозамбикского пролива. Оттуда он, обогнув Аравийский полуостров, возвращается в Ормуз.

Исследовав весь регион Ближнего Востока, он решил отпра­виться в Золотую Орду. Из турецкого Синопа он переправляется морем в Крым, где попадает в Кафу (Феодосию), бывшую в то время генуэзской колонией. Объехав весь Крымский полуост­ров, он направляется в Сарай – столицу Золотой Орды, распо­ложенную в устье Волги. Ибн-Баттута настолько расположил к себе хана Узбека, что тот разрешил ему сопровождать свою жену-гречанку, которая собралась навестить отца, жившего в Константи­нополе. В столице Византии Ибн-Баттута был представлен импе­ратору Андронику III.

После посещения Византии странствия продолжились: Волж­ская Булгария, Сарай, Средняя Азия, Афганистан, Индия. В Ин­дии он был принят на службу султаном Мухаммед-шахом на долж­ность судьи, исполнял также и дипломатические поручения. С дипломатической миссией он был направлен в Китай. Но по пути его караван был разграблен, а сам он чудом спасся из плена и бежал в Дели. Султан распорядился снарядить новую экспеди­цию. Но корабли, на которых размещались все ценности, пред­назначенные для китайского императора, были уничтожены штормом. После этого Ибн-Баттута счел за благо покинуть Индию. Он пристал к военной экспедиции, предпринятой для покорения Син­гапура. Посетил он и Мальдивские острова. Но Ибн-Баттута не только торговал – на Цейлоне, например, он посещает Адамов Пик, где на вершине можно было лицезреть «отпечаток ноги Адама». В своих дальнейших странствиях он достиг границы Тибета. Сумел Ибн-Баттута добраться и до Китая, посетил Пекин. Оттуда он проследовал в Индокитай. Через Суматру путешественник прибывает в Индию. Из Индии по хорошо известным морским дорогам он достигает Аравии, где пересаживается на верблюдов и, пройдя через ее северные районы, опять совершает паломничество в Мекку, после чего направляется на родину. Правда, он не устоял перед искушением и, дойдя до Туниса, совершил плава­ние на остров Сардинию. Во время этого плавания он второй раз был ограблен пиратами.

Султан Абу Инан по возвращении путешественника в Танжер призвал его к себе на службу. Он направляет Ибн-Баттуту с дипломатической миссией в Гранаду, столицу арабских владений в Испании. А спустя год султан направляет его в торговую экспедицию к западным берегам Африки. Он объехал всю империю Мали где на него большое впечатление произвели «порядок и закон­ность», так как купец всегда мог найти ночлег и мог не опасаться ограбления. Домой торговые караваны Ибн-Баттуты возвращались через труднодоступные районы Сахары. Эту миссию он также с блеском выполнил. По протяженности своих маршрутов, а им было «пройдено» по суше и морю около 130000 км, Ибн-Баттута проч­но лидирует в списке средневековых путешественников. Свои впе­чатления о странствиях Ибн-Баттута надиктовал придворному литератору Ибн-Джузайе, который и составил книгу под назва­нием «Подарок созерцающим о диковинках городов и чудесах пу­тешествий». Им также составлено около 70 карт, хотя и не совершенных, но дающих представление об уровне картографии в эпоху Средневековья. Ибн-Баттута, отправляясь в странствия, не ста­вил перед собой научных задач. Им руководил неукротимый ин­терес к тому, как живут мусульмане в различных странах. Читая произведения путешественника, можно заметить, что он крайне неохотно вступал в контакты с иноверцами.

 

В «заидеологизированную» в отличие от античности как хрис­тианством, так и исламом эпоху Средневековья почти все путе­шествия, так или иначе, носили оттенок паломничества и миссионерства. Но были и путешественники, которых толкала в путь «жажда приключений». К таковым относится Вениамин Тудельский, живший XII в., который по праву может считаться первым европейским путешественником, посетившим страны Востока и описавший их.

В эпоху Средневековья был развит и лечебный туризм.

Город Ахен (Аахен), который можно считать столицей государ­ства Карла Великого, был расположен на месте привилегированного термального курорта, на котором еще отдыхали и лечились знатные римляне и кельты. Чудодейственные свойства этих вод связывали с воздействием бога Гранна. Карл Великий, как и его отец Пипин III, любил посещать это место. Карл воздвиг свой королевский дворцо­вый ансамбль рядом с термальными банями. Ансамбль представлял собой вершину архитектурной мысли того периода времени.

Флотилия, выйдя из Южно-Китайского моря, заходила на Суматру, Яву, Цейлон. Оттуда они прошли вдоль западного бере­га Индии и южного побережья Ирана до Персидского залива. Доставив царевен в Иран, они только после этого смогли благопо­лучно вернуться домой.

 

Свои воспоминания, названные «Книгой», Марко Поло про­диктовал в генуэзской тюрьме, где ненадолго оказался после уча­стия в военных действиях против Генуэзской республики. Его «Книга» послужила ценным руководством для картографов XIV–XV вв. Организаторы португальских экспедиций в Вест-Индию пользо­вались картами, основанными на данных, изложенных Марко Поло. Она была настольной книгой многих мореплавателей и первооткрывателей, в том числе и Христофора Колумба. Нельзя забы­вать, что Марко Поло был купцом, поэтому его книга представ­ляет один из первых образчиков того, что можно было бы назвать пособием по экономической географии. Ничего удивительного, что многие аспекты жизни китайцев не вошли в круг интересов знаменитого венецианца, тем более что Марко Поло не знал китайского языка, да и не все, что видел, считал необходимым отражать в своем произведении. Но некоторая недоговоренность, неосвещенность таких вопросов, как, например, потребление и торговля чаем, одним из основных экспортных товаров Китая, привела к крайним суждениям части исследователей. Некоторые из них стали полагать, что Марко Поло никогда не был в Китае а его книга – плод фантазии.

Вряд ли купцу была под силу столь грандиозная мистифика­ция. Да и в чем была ее необходимость? Известно, что Марко Поло был мало образован, а для того, чтобы собрать и обобщить огромный фактологический материал, приводимый в его «Кни­ге», надо было проработать очень большое количество письмен­ных источников. Это было просто невозможно из-за образователь­ного ценза венецианца, из-за трудности в добывании подобных материалов, да и из-за дефицита времени – ведь нельзя забы­вать, что главным его занятием была торговля.

 

В Византии, так же как и в Западной Европе, составлялись итинерарии (путеводители). В Египте был обнаружен папирус, относящийся еще к первой половине VII в. – кануну арабского завоевания Египта, – который представляет собой путеводитель, содержащий 62 топонима и описывающий путь от Гелиополя в Египте до Константинополя. На использовании итинерариев по­строена и 42 глава трактата «Об управлении империей» Констан­тина VII, предлагающая землеописание от Фессалоники до Авасгии. Причем, как и предполагает классический итинерарии, с указанием всех расстояний и топографических названий. Основные же итинерарии в Византии составлялись паломниками и для паломников.

К наиболее выдающимся путешественникам Востока необхо­димо отнести и Абу Абдаллаха Мухаммеда ибн-Баттуту, жившего в XIV в. Получив в юности неплохое образование, он даже во время своих первых путешествий часто исполнял обязанности кади (судьи). Как правоверный мусульманин он совершил свое первое путешествие в Мекку. В дальнейшем Ибн-Баттута никогда не упус­кал случая ознакомиться с любыми мусульманскими святынями в своих странствиях.

Паломничество в Мекку сочеталось у Ибн-Баттуты с торговы­ми операциями. Путь его пролегал из Танжера, расположенного на африканском берегу Гибралтарского пролива, через всю Се­верную Африку. Это дало возможность паломнику ознакомиться с жизнью мусульман во многих государствах. Ему не удалось пере­правиться на Аравийский полуостров через Красное море из Егип­та по причине вооруженного конфликта между египтянами и бедуинами. Но, пристав к каравану паломников, он из Каира отправился в Мекку сухопутным путем через Палестину и Си­рию. В Дамаске на него огромное впечатление произвела мечеть Омейядов, которую арабы называли «четвертым чудом света».

Ибн-Баттута посетил не только Мекку, исполнив все необхо­димые ритуалы, но побывал также и на могиле Мухаммада, расположенной в Медине. После этого он направился в Междуречье, а оттуда еще дальше на Восток – в Иран. Из Ирана он морским путем переправился в Аравию, побывал в Восточной Африке. Собственно, он проделал путь, по которому в течение столетий до этого следовали арабские торговые суда. Спустя некоторое время он снова посетил Мекку. Потом он путешествовал по Красному морю посетив все сколько-нибудь значимые порты этого моря. Неутомимый путешественник из Адена – «первого рынка Аравии» – вновь отправляется в плавание вдоль восточного побережья Африки, дойдя до Мозамбикского пролива. Оттуда он, обогнув Аравийский полуостров, возвращается в Ормуз.

Исследовав весь регион Ближнего Востока, он решил отпра­виться в Золотую Орду. Из турецкого Синопа он переправляется морем в Крым, где попадает в Кафу (Феодосию), бывшую в то время генуэзской колонией. Объехав весь Крымский полуост­ров, он направляется в Сарай – столицу Золотой Орды, распо­ложенную в устье Волги. Ибн-Баттута настолько расположил к себе хана Узбека, что тот разрешил ему сопровождать свою жену-гречанку, которая собралась навестить отца, жившего в Константи­нополе. В столице Византии Ибн-Баттута был представлен импе­ратору Андронику III.

После посещения Византии странствия продолжились: Волж­ская Булгария, Сарай, Средняя Азия, Афганистан, Индия. В Ин­дии он был принят на службу султаном Мухаммед-шахом на долж­ность судьи, исполнял также и дипломатические поручения. С дипломатической миссией он был направлен в Китай. Но по пути его караван был разграблен, а сам он чудом спасся из плена и бежал в Дели. Султан распорядился снарядить новую экспеди­цию. Но корабли, на которых размещались все ценности, пред­назначенные для китайского императора, были уничтожены штормом. После этого Ибн-Баттута счел за благо покинуть Индию. Он пристал к военной экспедиции, предпринятой для покорения Син­гапура. Посетил он и Мальдивские острова. Но Ибн-Баттута не только торговал – на Цейлоне, например, он посещает Адамов Пик, где на вершине можно было лицезреть «отпечаток ноги Адама». В своих дальнейших странствиях он достиг границы Тибета. Сумел Ибн-Баттута добраться и до Китая, посетил Пекин. Оттуда он проследовал в Индокитай. Через Суматру путешественник прибывает в Индию. Из Индии по хорошо известным морским дорогам он достигает Аравии, где пересаживается на верблюдов и, пройдя через ее северные районы, опять совершает паломничество в Мекку, после чего направляется на родину. Правда, он не устоял перед искушением и, дойдя до Туниса, совершил плава­ние на остров Сардинию. Во время этого плавания он второй раз был ограблен пиратами.

Султан Абу Инан по возвращении путешественника в Танжер призвал его к себе на службу. Он направляет Ибн-Баттуту с дипломатической миссией в Гранаду, столицу арабских владений в Испании. А спустя год султан направляет его в торговую экспедицию к западным берегам Африки. Он объехал всю империю Мали где на него большое впечатление произвели «порядок и закон­ность», так как купец всегда мог найти ночлег и мог не опасаться ограбления. Домой торговые караваны Ибн-Баттуты возвращались через труднодоступные районы Сахары. Эту миссию он также с блеском выполнил. По протяженности своих маршрутов, а им было «пройдено» по суше и морю около 130000 км, Ибн-Баттута проч­но лидирует в списке средневековых путешественников. Свои впе­чатления о странствиях Ибн-Баттута надиктовал придворному литератору Ибн-Джузайе, который и составил книгу под назва­нием «Подарок созерцающим о диковинках городов и чудесах пу­тешествий». Им также составлено около 70 карт, хотя и не совершенных, но дающих представление об уровне картографии в эпоху Средневековья. Ибн-Баттута, отправляясь в странствия, не ста­вил перед собой научных задач. Им руководил неукротимый ин­терес к тому, как живут мусульмане в различных странах. Читая произведения путешественника, можно заметить, что он крайне неохотно вступал в контакты с иноверцами.

 

В «заидеологизированную» в отличие от античности как хрис­тианством, так и исламом эпоху Средневековья почти все путе­шествия, так или иначе, носили оттенок паломничества и миссионерства. Но были и путешественники, которых толкала в путь «жажда приключений». К таковым относится Вениамин Тудельский, живший XII в., который по праву может считаться первым европейским путешественником, посетившим страны Востока и описавший их.

В эпоху Средневековья был развит и лечебный туризм.

Город Ахен (Аахен), который можно считать столицей государ­ства Карла Великого, был расположен на месте привилегированного термального курорта, на котором еще отдыхали и лечились знатные римляне и кельты. Чудодейственные свойства этих вод связывали с воздействием бога Гранна. Карл Великий, как и его отец Пипин III, любил посещать это место. Карл воздвиг свой королевский дворцо­вый ансамбль рядом с термальными банями. Ансамбль представлял собой вершину архитектурной мысли того периода времени.






 
2007 — 2016 Туризм