Новости в мире туризма

10 июля Никитин в Бидаре »
10 июля Никитин »
10 июля Конти »
Все новости 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14




Путешествия и открытия XVII —XVIII вв. ч.1

В XVII–XVIII вв. Испания и Португалия постепенно оттесня­ются на периферию в области исследования и открытия новых земель. Ведущими государствами в этих приоритетных областях мировой политики и экономики становятся Голландия и Анг­лия.

В начале XVI в. Нидерланды входили в испанскую империю. Но, будучи формально колонией, они очень динамично развива­лись. Об эффективности экономики Нидерландов говорит тот факт, что общая сумма налогов, перечисляемая ими в казну Испании, составляла 2 млн. золотых дукатов, а общая сумма налогов, вклю­чая все другие заморские территории (и американские), – 5 млн.

Начавшаяся в 1566 г. буржуазно-демократическая революция проходила в виде войны за независимость. Кровопролитная борь­ба с Испанией продолжалась долгие годы. Только в 1648 г. Испа­ния окончательно признала независимость «Объединенных про­винций», которые стали называться Голландией, по имени самой большой из них.

Революция дала возможность Голландии уже в XVII в. стать на путь индустриального развития. Блестящего развития достигли гол­ландские мануфактуры. Громадный торговый флот Голландии де­лал ее посредником в мировой торговле. Но этот же торговый флот содействовал и «стиранию» «белых пятен» на карте мира.

Голландия была центром банковского дела и стала посредником в международной торговле между Китаем, Молуккскими острова­ми и Индонезией, с одной стороны, и Персией, Аравией и Вос­точной Африкой, с другой. Парадоксально, но она осуществляла также посреднические торговые операции между Китаем и Япо­нией.

С XVII в. голландские корабли обслуживали большую часть ми­ровой колониальной торговли. Амстердамский банк, основанный в 1609 г., был почти век единственным в Европе. К концу XVII в. Голландия становится крупнейшей колониальной державой.

В XVII в. в Нидерландах были созданы крупнейшие картогра­фические произведения, обобщающие результаты Великих гео­графических открытий. Самые лучшие по тем временам карты и глобусы, а чуть позже — атласы, нередко строго засекреченные, печатались в Амстердаме и Лейдене.

Уже в конце XVI в. правительство Объединенных северных провинций (как официально называлась Голландия в то время) показывает свой глобалистский подход к международной торговле. Средиземное море — «мать коммерции», как его называли в Средневековье, — Балтийское и Северное моря становятся тесны для них. Кроме того, голландцев не устраивал и раздел мира между Испанией и Португалией. И правительство назначает премию тому, кто первый пройдет Северо-восточным путем по морям Север­ного Ледовитого океана, и, обогнув Азию с севера, достигнет Китая.

Амстердамские купцы для этой цели в 1596 г. снаряжают два корабля, штурманом на одном из них был Биллем Баренц (ок. 1550 — 1597). Авторитет Баренца был очень высок, именно к нему обращались со всеми вопросами в трудных ситуациях. В результате этой экспедиции не был открыт Северо-восточный проход, но были сделаны значительные географические открытия, например, остров Медвежий, названный так потому, что на нем моряками был убит первый увиденный ими в плавании белый медведь, и Шпицберген — «горы с острыми пиками», правда, принятый ими за часть Гренландии. Мореплаватели дошли до Новой Земли, где и состоялась первая зимовка европейцев. Описание этой зимовки содержится в сохранившихся дневниках одного из участников этого похода, исполнявшего обязанности врача и цирюльника, Де Фера. На Новой Земле зимовала команда лишь одного из кораблей, вто­рой корабль под руководством капитана Яна де Рийпа из-за неже­лания согласовать маршрут повернул к берегам Норвегии, а затем вернулся в Голландию.

Весной, когда началось таяние льдов, корабль Баренца не только отнесло от берега, но и выяснилось, что его обшивка в несколь­ких местах проломлена льдами. Матросы стали чинить спасатель­ные шлюпки, в которых в дальнейшем они и совершили плавание по арктическому морю. Достигнув, наконец, побережья, голландцы в селении Кола получили помощь от гостеприимных Русских и узнали, что недалеко находится корабль из Голландии. Это был корабль Рийпа, посланный на поиски зимовщиков. На этом судне моряки возвратились домой. Но Биллем Баренц, чьим Именем назовут это арктическое море, умер в дороге. Почти через триста лет зимовку команды Баренца, которую пощадило время, обнаружит капитан норвежской зверобойной шхуны.

Ужасы зимовки, болезни и смерть части экипажа, утеря корабля приводят практичных голландцев к мысли отказаться от поисков Северо-восточного пути. А вот плавания локального значения — к побережью Новой Земли — были несколько раз осуществлены, но большого практического значения не имели.

В гораздо большей степени голландцев интересовал поиск но­вых южных путей. Португальцы, исследуя Малайские острова открыли Новую Гвинею и даже нанесли на карту очертания се­верных берегов Австралии. Сведения об этих открытиях они, разу­меется, держали в строжайшей тайне. Занимаясь шпионажем в пользу своей страны, голландские моряки, находившиеся на служ­бе в Испании и Португалии, копировали карты и документы о торговле с Восточной Азией.

В конце XVI в. появляется труд Яна Гюйгена ван Линсхотена, не случайно названный Itinerario — путеводитель, где он подробно описывает страны, народы и товары восточных государств, а также высказывает мнение, что испанцы и португальцы не в состоянии будут долго удерживать монополию на торговлю с Ост-Индией. Голландская Ост-Индская компания действительно начинает ак­тивно вытеснять португальцев с богатых пряностями островов.

Идея о Южном материке, который должен «уравновешивать» сушу северного полушария, существовала еще со времен Ренес­санса. Впервые на географические карты он был нанесен в 1570 г. Это было сделано в сборнике карт, названном «Театр мира» Аб­рахама Ортелия, состоящем из 53 карт. Идея оказалась плодотвор­ной, ее поддержал знаменитый фламандский картограф Мерка-тор (Герард ван Кремер), выпустивший первый атлас.

Первые сведения весьма неопределенного характера о Южной Земле голландцы получили от португальских моряков в XVI в. По всей вероятности, португальцы и были первыми открывателями Австралии. Остатки экспедиции португальцев, которые можно было датировать рубежом XVI — XVII вв., были обнаружены в начале XIX в. на австралийском побережье.

Созданная в 1602 г. голландская Ост-Индская компания быст­ро становится одним из ведущих торговых агентов на мировом рынке. Ее фактории и владения располагались начиная от мыса Доброй Надежды, далее на Яве, Суматре, Борнео и вплоть до Молуккских островов. Она субсидировала и морские экспеди­ции, позволявшие открыть более удобные пути к восточным рынкам.

В 1606 г. голландцем Виллемом Янсзоном был открыт новый материк, названный Новой Голландией, который только в XIX в. стали называть Австралией — Южной Землей. Австралия не слу­чайно называлась Новой Голландией, так как именно голландцы в XVII в. исследовали как ее побережье, так и омывающие их моря. Но Биллем Янсзон открыл лишь западный берег полуострова Кейп-Йорк. И еще долго голландцы, да и весь мир, будут считать, что Новая Голландия — лишь один из гигантских полуостровов Юж­ного материка. Антарктида и Австралия, таким образом, объеди­нялись в единое целое.

В 1611 г. X. Браувер нашел наиболее удачный путь от мыса Доб­рой Надежды к Яве между 20 и 30° южной широты. Следуя этому пути в 1616 г., Дирк Хартог по пути к Яве открыл участок запад­ного австралийского берега. В этой экспедиции находился офицер Виктор Викторша, который не только картографировал побере­жья, но и сделал прекрасные акварели с видами островов Тристан-да-Кунья, Св. Павла, Амстердама и западного австралийского берега.

На протяжении 1618 — 1622 гг. голландскими моряками была исследована большая часть западного побережья. А в 1627 г. Ф.Тейсон и П.Нейтс начали изучение и южного побережья Новой Гол­ландии.

В начале 40-х гг. XVII в. генерал-губернатор Голландской Индии решил выяснить, является ли Австралия частью Южного матери­ка и соединена ли с ней Новая Гвинея.

Для решения этой задачи, а также для поисков новой дороги из Явы в Европу был приглашен молодой капитан Абель Тасман (1603— 1659) (рис. 3.1). У Абеля Тасмана, несмотря на молодость, было за плечами много морских походов, в которых он зарекомендовал себя как прекрасный командир и блестящий кормчий Он обошел острова Малайского архипелага, возвратился в Голландию и вновь отправился на Яву. Здесь Тасман принял участие в 1639 г. в экспедиции в северную часть Тихого океана. Эта экспеди­ция, которая должна была обнаружить некие мифические остро­ва, которые на испанских картах назывались не иначе, как «Бога­тые золотом», не оправдала надежд. Но зато достигла Курильских островов и тщательно обследовала японское побережье.



Карта маршрутов экспедиций Абеля Тасмана
 

Прежде чем отправлять Тасмана в экспедицию к Зейдландту и западной части Тихого океана, его ознакомили с результатами всех предыдущих плаваний в этом направлении. Тасману выделили два корабля: крупное грузовое судно «Зехайн» и небольшой боевой корабль «Хемскерк». Экипаж состоял из ста человек.

Флотилия вышла из Батавии 14 августа 1642 г. Экспедиция ста­ла продвигаться на юг, а затем на юго-восток. Продвинуться даль­ше 49° 4" южной широты не представлялось возможности из-за шторма, и было принято решение идти на восток. Это привело к тому, что флотилия прошла под южным берегом Австралии на расстоянии 400 — 600 миль от него.

В ноябре 1642 г. моряки подошли к высокому побережью. Абель Тасман решил, что это часть искомого Зейдландта, и назвал его в честь генерал-губернатора Ван Димена Вандименовой Землей. Высадившиеся на берег моряки людей не обнаружили, но были приятно удивлены богатством флоры и фауны. В своем дальней­шем продвижении вдоль побережья на север экспедицией Тасма­на был открыт ряд островов, но вскоре они вынуждены были повернуть на восток, так как дальнейший путь вдоль берега, поворачивающего на северо-запад, был невозможен из-за сильных встречных ветров. Вновь открытые земли были соединены на кар­те с Землей Нейтса (южной частью австралийского материка), и будущая Тасмания превратилась в часть Австралии, что и указы­валось на всех географических картах вплоть до начала XIX в.

В декабре 1642 г. Тасманом были открыты новозеландские земли. На южном берегу пролива, разделяющего Южный и Северный острова, в удобной бухте была сделана стоянка. Вскоре показались на каноэ местные жители — маори. Они не говорили ни на одном из диалектов жителей Новой Гвинеи. А их первоначальное друже­любие вскоре сменилась агрессией. Захватив шлюпку, они убили не успевших спастись вплавь матросов. Тасман, назвавший залив, где произошел этот инцидент, Бухтой Убийц, считал, что пове­дение голландцев было предельно корректным и они ничем не провоцировали маори на подобную вспышку насилия.

Тасман, не исследовав до конца «залив», решил, что Новая Зеландия представляет собой единый массив суши, являющийся частью Южного материка. Эти ошибки были исправлены спустя три десятилетия.

Флотилия продолжила свой путь на северо-восток. В январе 1643 г. на достигла островов архипелага Тонга. Тасману удалось открыть самые крупные острова этого архипелага, названные им Амстер­дам, Миддельбург и Роттердам (Тонгатабу, Эуа, Намуку). До это­го европейцы встречали в западной Полинезии лишь небольшие по размеру острова. Местные жители, в отличие от маори, были приветливы и дружелюбны. В феврале путешественники открыли острова Фиджи.

В марте экспедиция решила возвращаться в Батавию. На Яву моряки возвратились в июне 1643 г.

Оценивая результаты данной экспедиции, можно согласиться с мнением выдающегося специалиста в области исторической гео­графии Дж. Бейкера, который назвал это плавание Абеля Тасмана «блестящей неудачей». Слишком большой радиус «австралийского кольца» привел к тому, что Австралия, Тасмания и Новая Гвинея оказались внутри его. Но тем не менее данная экспедиция была одной из самых значимых в XVII в. Во время этого плавания была открыта Вандименова Земля (Тасмания), Новая Зеландия, а также архипелаги Тонга и Фиджи. Кроме того, был открыт новый мор­ской путь из Индийского океана в Тихий в зоне устойчивых запад­ных ветров сороковых широт: между Австралией и Антарктидой. Эти открытия были оценены по достоинству только Джеймсом Куком спустя более века. Абель Тасман, сам не зная того, доказал, что Австралия является самостоятельным материком.

В 1644 г. Абель Тасман вновь назначается командиром флоти­лии, состоящей из трех кораблей. Их главной задачей было изуче­ние берегов Зейдландта. В результате этого плавания им был пройдено и изучено северо-западное побережье Австралии, в результате чего исчезли многие «белые пятна». Западный австралийский бе­рег приобрел на картах свое реальное очертание.

Но флотилии, снаряжаемые на деньги Ост-Индской голланд­ской компании, не приносили ожидаемых результатов. Тасман об­следовал по большей части «пустынные берега пустынных земель», вместо того, чтобы доставлять золото и пряности из своих экспедиций. Кроме того, компанией были захвачены столь огромные богатые территории на Востоке, что главной ее задачей становил­ся не столько захват новых, сколько удержание старых колоний. Но голландцы не хотели проникновения конкурентов в эти земли. Поэтому было решено «заморозить» все дальнейшие изыскания в юЖных морях, направленные на поиски Зейдландта.

Голландцы пытались проникнуть и закрепиться и в Северной Америке. Зимой 1613 —1614 г. состоялась вынужденная зимовка (из-за пожара на корабле) экипажа судна, занимавшегося скупкой пушнины, под командованием Адриана Блока. Зимовщики соорудили четыре хижины в том месте, где ныне проходит знаменитый нью-йоркский Бродвей. В 1624 г. Питером Минейтом была совершена одна из самых фантастических сделок в истории человече­ства. Он за 60 гульденов, что соответствовало тогда 24 долларам выкупил у индейцев остров Манхэттен. Причем расплатился даже не деньгами, а различными изделиями типа ножей, лент и других металлических изделий. А через год сюда прибыли первые кресть­яне из Голландии. Колония очень быстро приобрела интернацио­нальный характер. Один из пасторов-миссионеров отмечал в сво­ем дневнике, что к 1643 г. «здесь говорили на 18 языках».

Голландские поселенцы совершали коммерческие сделки в конторах, расположенных на Ваалстраат, улице, получившей свое название от защитной стены — Ваала — сооруженной между рус­лами Гудзона и Ист-Ривер. Ныне это знаменитая, чье название стало нарицательным, Уолл-стрит, где находятся крупнейшие ми­ровые банки. Но под напором англичан эти американские владе­ния были оставлены голландцами в 1644 г.

В качестве «компенсации» предприимчивые голландцы основы­вают факторию Ост-Индской компании на мысе Доброй Надежды. Ее назвали Капской, по наименованию заложенного здесь города Каапстад (город на мысу). Сейчас он носит название Кейптауна. Колонизация юга Африки реально началась с 1657 г. Колонистов стали называть бурами, как в метрополии именовали крестьян.

Путешествия голландцев, имевшие самый различный характер, привели в конечном итоге не только к выдающимся научным от­крытиям, но и к созданию огромной колониальной империи. Одни только владения в Индонезии, завоевание которой началось уже с XVI в., превышали территорию собственно Голландии в 60 раз. И даже в конце XVIII в., когда самой могущественной становится английская империя, на одного голландца приходилось 23 жителя колоний, а у англичан было «только» 10.

Достижения культурного характера, явившиеся следствием пу­тешествий, также были весьма значительны. Одно то, что гол­ландцы «познакомили» Европу с чаем в 1610 г., а также и с кофе в 1616 г., говорит о многом. Но они же были и монополи­стами (с 1640 по 1701 г.) в работорговле, начав поставлять рабов в Америку с 1619 г. Нельзя обойти стороной вопрос и о каперстве. Только с 1623 по 1636 г. каперы Вест-Индской компании захвати­ли 547 судов (в основном испанских и португальских), и их «до­ход» от этих операций составил около 40 млн. гульденов.

Вскоре после Голландии на путь новых географических откры­тий и колониальных захватов вступила Англия.

Еще в правление королевы Елизаветы I (1558 —1603) англий­ские купцы в середине XVI в. начинают искать как новые земли (объект для колонизации), так и новые рынки. В частности, их интересует возможность Северо-восточного прохода: наличие мор­ского пути из Атлантического океана в Тихий вдоль побережья Северного Ледовитого океана. Таким путем они хотели добраться к берегам Восточной Азии, проникнуть в Китай и Индию.

Лондонские купцы по инициативе Себастьяна Кабота в 1548 г. организовывают торгово-разведывательную компанию и снаряжа­ют три судна для разрешения этой проблемы. Начальником экспе­диции был назначен «храбрый дворянин знатного происхождения» Хью Уиллоуби, а главным кормчим стал Ричард Ченслер, как «че­ловек, пользовавшийся большим уважением за свой ум». В экспеди­ции приняло участие 11 купцов и 105 членов экипажа (рис. 3.2).

 

Карта маршрутов экспедиций Ричарда Ченслера и Хью Уиллоуби

 

Флотилия вышла из устья Темзы в мае 1553 г. Из-за непогоды корабль, руководимый Ченслером, отнесло от двух остальных. И их пути в дальнейшем проходили независимо друг от друга. В августе английские корабли подошли к юго-западному берегу Новой Зем­ли, который был принят ими за неизведанные земли и назван «Землей Уиллоуби». На одном из кораблей обнаружилась течь, и они, пройдя определенное расстояние вдоль берегов Новой Зем­ли, вынуждены были выйти в открытый океан и повернуть на запад, а потом на юг. Англичане добрались до устья реки Варзины на Мурманском побережье, где и остались на зимовку. Посланные Уиллоуби отряды не обнаружили поблизости ни жилья, ни людей. Зимой 1554 г. поморы случайно натолкнулись на вмерзшие в лед суда, на которых оставалось в живых еще несколько человек. Но спасти их не удалось. Вскоре погибли все без исключения. В 1555 г. английскому торговому агенту в Москве были переданы оба ко­рабля с прахом команды, а также все оставшиеся товары и съест­ные припасы. Кроме того, вся документация, найденная на кораблях, также была передана английской стороне.


 

Отбившийся в бурю корабль Ченслера ждала более счастливая судьба. Он проник в Белое море, а в августе 1553 г. вошел в устье Северной Двины.

Здесь англичане получили помощь от поморов. Один из членов экспедиции в своем дневнике упоминает следующее: «Простые люди начали приезжать к кораблю. Они добровольно предлагали новоприезжим гостям съестные припасы». Ченслер, вступив в контакт с администрацией Холмогор, настаивает на аудиенции с Иваном IV, угрожая, что если царь его не примет, то он отбудет обратно в Англию.

Встреча Ивана Грозного и «посла», как представил себя Ченс­лер, состоялась. Русская сторона не только устроила пышный прием английским купцам, но и пообещала всяческое покровительство. По возвращении в Англию компания, снаряжавшая данную экс­педицию, стала официально называться «Московской компани­ей», монополизировав торговлю с Россией в своих руках.

Через год были установлены дипломатические отношения между двумя государствами. Английским послом стал Ченслер, а Россия направила в Англию Осипа Григорьевича Непею, который до­бился в Лондоне для русских купцов льгот, аналогичных предо­ставленным английским купцам в России. В 1583 г. был основан Архангельск, через который на протяжении почти всего XVII в. осуществлялось до 70 % всех русских внешнеторговых операций. Очевидно, что не англичане, а русичи были первооткрывателями пути из стран северо-западной Европы через северное побережье Норвегии в Российское Беломорье. Жители Туманного Альбиона из-за сложности и опасности маршрута на некоторое время оста­вили мысль о возможности пробиться через арктические моря во­сточным путем в Китай.

Но в 1607 г. Генри Гудзон уходит в плавание на поиски пути в Китай и Индию также арктическим путем. Идя вдоль восточного побережья Гренландии, он столкнулся с непроходимыми ледя­ными полями, был вынужден повернуть на восток, и, следуя это­му курсу, вышел к островам Ньюланд (Шпицберген). Вернувшись в Англию, он способствовал развитию английского китобойного промысла у берегов этих островов.

Вторая экспедиция Гудзона, также направленная на поиски Северо-восточного прохода, оказалась неудачной. Он во многом повторил путь В. Баренца и вынужден был повернуть назад. Перей­дя на службу в голландскую Ост-Индскую компанию, он изменил и направление своих поисков морского пути в Азию. Он решает открыть Северо-западный проход. В 1609 г. Гудзон достигает амери­канского берега. Он завязывает с индейцами меновую торговлю, отмечает и обилие трески в прибрежных водах. Но его путь лежит на север вдоль побережья. Зайдя в одну из бухт, он поднимается вверх по Великой северной реке (ныне р. Гудзон), но убеждается, что это совсем не путь в Китай. На обратном пути его корабль был захвачен англичанами, а Гудзон был обвинен в антипатриотичном поведении. Он раскаялся в этом и перешел на службу в другую Ост-Индскую компанию, но теперь уже в английскую. В 1610 г. Генри Гудзон отправляется в свою последнюю, четвертую, экспедицию (рис. 3.3). Обогнув с запада южную оконечность Гренландии, судно входит в пролив, получивший впоследствии имя Гудзона. Обойдя полуостров Унгава, корабль начинает движение па юг. В заливе Джеймса судно было окружено льдами и выброшено на берег. Мо­ряки вынуждены были остаться здесь зимовать. Летом 1611г. нача­лось обратное плавание. Но команда, высказывающая недовольство командованием Гудзона практически с начала плавания, высадила его с сыном и несколькими лояльными к нему членами экипажа в шлюпку и оставила на произвол судьбы в заливе, кото­рый также стал называться в честь него Гудзоновым. Так, имя ка­питана-неудачника было покрыто посмертной неувядаемой славой.

 

Карта маршрутов экспедиций Генри Гудзона    

Англичан, безусловно, интересовали и южные моря. Один из блестящих авантюристов XVII в. Уильям Дампир, переменивший на своем веку несколько профессий, от китобоя до пирата, и избороздивший океаны от Северной Атлантики до восточных ок­раин Индийского океана, опубликовал в 1697 г. книгу, назван­ную «Плавание вокруг света». Эта книга принесла У. Дампиру ми­ровую известность. Она была переведена на все основные европейские языки и стала настоящим бестселлером XVIII в. Кро­ме чисто бытовых и этнографических зарисовок жизни абориге­нов далеких и экзотических стран, автор включил в свою книгу главу, названную им «Рассуждение о пассатах, бризах, штормах, временах года, приливах и течениях жаркого пояса всего света». За свои научные изыскания, которыми заинтересовалось адмирал­тейство, У. Дампир, бывший пират, был принят в Лондонское Королевское общество.

В 1699 г. была организована экспедиция под командованием Уильяма Дампира (1652 — 1715), в ходе которой, в частности, было исследовано северо-западное побережье Австралии. Об этом путе­шествии он рассказал в своей очередной книге «Путешествие в Новую Голландию», кроме того, он первый доставил в Европу образцы австралийской флоры, положив начало исследованиям и растительного мира этого континента. Он также стал основопо­ложником орнитологических изысканий в Австралии, обстоятельно и точно описав местных птиц.

У. Дампир известен еще и тем, что, выхлопотав каперское сви­детельство, определенное время занимался пиратством в Тихом океане. На одном из необитаемых островов Тихого океана он высадил за какие-то провинности парусного мастера Александра Селкирка, чье пребывание там и было положено Д.Дефо в основу знаменитого романа «Робинзон Крузо».

Королевские Ост-Индские компании Англии и Франции все более притягивало «Южное море», которое было так мало иссле­довано. Кроме того, с античных времен существовали предположения, что на юге для «равновесия» должен существовать огром­ный материк — Южная Земля {Terra Australis). Картографы даже наносили его на карты.

В 1766 г. английским адмиралтейством была направлена в Ти­хий океан экспедиция под командованием Сэмуэла Уоллиса, ко­торой секретными инструкциями предписывалось отыскать Южнный материк и, соответственно, включить его в состав Британской империи. Два корабля этой небольшой флотилии, пройдя Магел­ланов пролив, решили плыть далее раздельно из-за различных мореходных и скоростных возможностей судов. Корабль С. Уоллиса из-за льдов не смог пробиться к «Южному материку» и вынужден был повернуть на северо-запад. Этот маршрут оказался очень удач­ным с точки зрения открытий. Судно попало в центральную часть архипелага Туамоту, и это дало возможность открыть там пять крупных островов. Был им «открыт» и остров Таити, объявлен­ный С.Уоллисом колониальным владением Англии. Кроме того, им были открыты некоторые острова из группы Самоа и Маршалловых. Мореплаватель также обнаружил и ряд атоллов.

Филипп Картер, командовавший одним из двух кораблей, вхо­дивших в экспедицию С. Уоллиса, открыл ряд одиночных островов в Тихом океане: Питкэрн, Ваникоро, Манаобу и др., выяснил, что Новая Британия состоит из двух островов. Таким образом, Ф. Картер также внес существенный вклад в открытие островов Тихого океана.

Имена С.Уоллиса, Дж. Байрона (деда поэта), Ф. Картера про­славили английскую корону рядом географических открытий, рас­ширив границы ее империи.

Свою лепту в дальнейшее освоение мирового океана и открытие новых земель внесли различные «ученые» и «научные обще­ства», которые стали возникать во многих европейских странах. Эпоха Просвещения, начавшись в Англии в последней трети XVII в., с наибольшей силой проявила себя во Франции в XVIII в., а затем ее основные идеи распространились по всей Европе и всему цивилизованному миру. В эпоху Просвещения стали возни­кать новые социальные теории и реанимироваться старые. Так, Жан Жак Руссо (1712 — 1778), заявивший о себе миру после конкурса Дижонской академии по теме: «Способствовало ли возрож­дение наук и искусств улучшению нравов», был наиболее ярым и последовательным борцом за социальное и имущественное ра­венство. Руссо впервые начинает говорить о расхождении между научно-техническим прогрессом и нравственностью. Культура, по его мнению, противостоит природе. Он противопоставляет со­временное ему общество первобытному, как он его называет, «естественному обществу, когда все были равны. Развитие науки и техники приводит к разделению труда и к зависимости одних людей от других. Чтобы уничтожить неравенство, надо отвергнуть циви­лизацию. Он идеализирует дикаря.

Интересна «полемика» с Ж.Ж.Руссо по этому вопросу Дж. Ку­ка, который, посетив Огненную Землю и наблюдая примитивную и полную опасностей жизнь местного населения, существующего на грани выживания, отмечал в своих дневниках следую­щее: «Если бы когда-нибудь возникло сомнение в преимуществе цивилизованной жизни над дикой, то одного вида этих индейцев оказалось бы достаточно для решения вопроса. До тех пор, пока мне не докажут, что человек, постоянно страдающий от жестоко­го климата, может быть счастлив, я ни за что не поверю красно­речивым разглагольствованиям философов, не имевших случая наблюдать человеческую природу во всем ее многообразии или же не прочувствовавших виденное ими».

Поэтому одной из задач экспедиций было выяснение, действи­тельно ли аборигены вновь открытых земель живут в условиях пер­возданного рая на земле.

Новые знания давали возможность не только уточнить берего­вые очертания материков, но и установить их точные размеры, а соответственно, и размеры земного шара. Это стало возможным благодаря двум изобретениям. В 1750 г. был изобретен секстант, с помощью которого можно было с борта судна определить градус широты. И примерно в это же время английским часовщиком Джоном Гаррисоном был изобретен хронометр — такие часы, которые, несмотря на качку, могли месяцами показывать точное время, что позволяло измерять географическую долготу.

В соперничестве между Англией и Францией все чаще удача оказывалась на стороне Англии.

Одним из наиболее прославленных английских первооткры­вателей-путешественников был Джеймс Кук (1728 — 1799). Это был настолько опытный моряк, что во время своих длительных многомесячных плаваний он сумел не потерять ни единого че­ловека от цинги, которая в то время была бичом длительных путешествий.






 
2007 — 2016 Туризм